Не строй иллюзий, стр. 20

— Вчера Роб целый день гонял меня по дому. А потом я закрылась в ванной и просидела там весь вечер и всю ночь. Спала на полотенцах, представляешь? — Сальма невесело усмехнулась.

Бланш, сделав глоток, медленно опустила чашку.

— Что произошло?

— Он умудрился притащить в наш дом любовницу в мое отсутствие. А я всего лишь на пару часов вышла прогуляться.

— И кто она?

— Я с ней, к счастью, не знакома. А когда застала их в постели, то эту женщину особенно не рассматривала.

— И после этого Роб хотел тебя избить?

— А ты думала, что он начнет просить прощения? — фыркнула Сальма. — Роберт заявил, что это я виновата во всем. Мол, перестала уделять ему внимание… А напоследок он вообще сообщил, что волен делать то, что захочет.

— Ты так спокойно говоришь об этом… — удивленно произнесла Бланш.

— Я уже наплакалась ночью. К тому же я всегда ждала, что он устроит когда-нибудь нечто подобное. Так что не могу даже сказать, что я удивлена.

— Он просто сволочь! — с чувством сказала Бланш. — И ты правильно делала, что ушла от него! Сколько можно терпеть эти издевательства? Ох, прости меня, Сальма, я до сих пор не собралась поговорить с ним.

— Еще чего! Теперь даже я с Робом разговаривать не хочу.

— Наверняка он объявится на днях и будет умолять тебя вернуться. Как и в прошлые несколько раз.

— Да, но теперь я не повторю прежних ошибок, — гордо сказала Сальма. — Пусть даже он бухнется на колени и проползет несколько километров, все равно не прощу.

— Ты же говорила, что любишь его.

— Себя я люблю больше, — призналась Сальма и, широко раскрыв глаза, начала рассказывать:

— Сегодня я проснулась в ванной на груде полотенец, с болью в спине и сказала себе: «Какого черта, Сальма? Почему ты должна терпеть издевательства своего мужа?». И вот тогда-то я и поняла, что не хочу больше так жить. Ты меня понимаешь?

— Сальма, я не понимала тебя, когда ты за все прощала Роба. А сейчас я тобой восхищаюсь. Лишь бы ты не передумала.

Сальма отрицательно помотала головой, отчего ее пушистые светлые волосы рассыпались по плечам в беспорядке.

— Клянусь, Бланш, это была последняя капля! Готова заплатить тебе десять тысяч долларов, если я нарушу свою клятву! Ты ведь была права, когда говорила, что Роберт не изменится. Пусть он мучает теперь свою любовницу, но только не меня! И знаешь… — Она подалась вперед и понизила голос до шепота: — Я завтра пойду к лучшему адвокату по бракоразводным делам. И, если у меня будет такая возможность, оставлю моего негодяя мужа в одном нижнем белье!

— Вот это правильно! — рассмеялась Бланш. — Давно бы так. А теперь поешь, и мы отправимся ко мне домой. У нас с тобой ведь один размер? Значит, мои вещи тебе подойдут. Пока ты не свяжешься с адвокатом, тебе нельзя возвращаться в ваш с Робом особняк.

— Как хорошо, что у меня есть ты, — с улыбкой сказала Сальма, и на глазах ее выступили слезы умиления. — Что бы я без тебя делала?

— Пряталась бы от мужа по подворотням, — усмехнулась Бланш. — Кстати, ты так и не рассказала мне, как тебе удалось сбежать.

Сальма пододвинула к себе тарелку с яичницей с беконом и, орудуя ножом и вилкой, продолжила говорить:

— Роб вчера напился после того, как не сумел вышибить дверь в ванную. Честно говоря, мне кажется, что, если бы у него все-таки получилось это сделать, он бы меня убил. И я не шучу, Бланш. Короче, я хорошо знаю, что после вечера в компании с бутылкой Роб спит как убитый. Я тихонько вышла из своего убежища, на цыпочках прокралась вниз и выбежала из дома. Успела захватить только сумочку. А в ней — лишь помада и зеркальце.

— Это две самые важные вещи, которые должна иметь при себе женщина, — едва сдерживая смех, произнесла Бланш.

— Не издевайся. Если бы я начала копошиться в поисках бумажника, Роб мог бы проснуться и повторить вчерашние бега со скачками по дому.

— Я все отлично понимаю, дорогая, — кивнула Бланш, с вожделением поглядывая на яичницу.

— А почему ты не ешь? — удивленно спросила Сальма, заметив ее взгляд.

— Кристин сказала, что я поправилась.

— Она тебе завидует, — рассмеялась Сальма и, прищурившись, оглядела подругу. — Хотя, впрочем, она права.

— Тьфу! И ты туда же! — рассердилась Бланш, но снова заулыбалась, когда поняла, что Сальма над ней просто подшучивает. — Ох, совсем забыла сказать… Сегодня вечером у меня свидание. Надеюсь, ты не против? Я дам указание никого не пускать на территорию моего дома и в случае незаконного проникновения вызвать полицию. Роб не достанет тебя.

— Перестань заговаривать мне зубы! Скажи лучше, с кем у тебя свидание.

— С Дунканом Коулом! — гордо сказала Бланш.

Сальма сникла.

— Ох, дорогая, будь с ним поосторожнее. Я ему не доверяю.

— Все будет в порядке. Дункан чудесный человек. Сегодня прислал мне корзину белых лилий… Ну разве может негодяй вести себя так галантно?

— Может, если это умный негодяй.

— У тебя развилась паранойя на фоне происходящих с тобой событий, — огрызнулась Бланш.

— Пусть так. Но я ведь не понаслышке знаю, какой сволочью может оказаться приличный на первый взгляд мужчина, — заметила Сальма и смахнула сбежавшую по щеке непрошеную слезу.

8

— Как я выгляжу?

Бланш вертелась перед зеркалом. Вопреки неблагоприятным прогнозам Кристин синее платье оказалось впору. Ткань нигде не морщинила, а, наоборот, плотно облегала фигуру, словно вторая кожа.

— Не очень вызывающе? — спросила Бланш, пытаясь самостоятельно застегнуть молнию на платье сзади. — Я рассчитывала надеть черное платье, если не втиснусь в это. Как считаешь?

— Все отлично. — Сальма помогла подруге справиться с непослушным замком. — Ты просто красотка!

— Сегодня Дункан будет мой, — сказала Бланш и прикусила нижнюю губу от нахлынувших чувств.

Сальма покачала головой.

— Как знаешь, но мне кажется, что ты слишком торопишься.

— Слишком поторопилась я семнадцать лет назад, когда потеряла девственность на заднем сиденье старого «мерседеса», — парировала Бланш. — После того случая у меня надолго отбило охоту заниматься сексом.

— Нашла что с чем сравнить, — фыркнула Сальма.

Бланш надела туфли, взяла сумочку и выглянула в окно.

— О, он уже едет! Я вижу его машину! Все, Сальма, веди себя хорошо, не жди меня рано.

Она метнулась к двери и сбежала вниз. Бланш даже не стала дожидаться, когда автомобиль Дункана въедет во двор, и вышла за ворота сама.

Сальма, наблюдая за этим, даже передернула плечами от возмущения.

Ну что за поведение? Куда подевалась гордая Бланш, которая никогда не бегала за мужчинами? Неужели она и вправду влюбилась?

Лишь бы она не ошиблась в своем выборе!

Радостно улыбаясь, Бланш подошла к остановившемуся автомобилю, из которого вышел Дункан с букетом цветов.

— Какая же ты красивая!

Она смущенно улыбнулась.

— Спасибо… я старалась для тебя.

Он поцеловал ее в губы и прошептал:

— Ты лучшая, Бланш. У меня просто нет слов. Мне так повезло, что ты ко мне благосклонна.

Его слова немного отдавали фальшью. Он ведь был избалован женским вниманием. Дункан мог бы завоевать любую. Да что там, ему и стараться особо не пришлось бы. У Бланш — множество соперниц. Это ей надо было бы радоваться, что красавчик Коул обратил на нее внимание.

Однако она решила не замечать явного преувеличения. Если он хотел сделать ей приятное — у него это получилось. В конце концов, слова ничего не значат. Поступки — вот главное.

Два букета за один день! Ох, как же это здорово! — думала Бланш, садясь в машину. Так приятно чувствовать себя королевой!

— Куда мы едем?

— В ресторан, который принадлежит моему лучшему другу, — улыбнулся Дункан. — Сегодня музыканты будут играть только для нас, официанты станут ходить на цыпочках, а шеф-повар приготовит свое фирменное блюдо.

— Звучит заманчиво.

— Я ведь знаю, что любят женщины больше всего на свете. — Он взглянул на нее.