Не строй иллюзий, стр. 28

— Питер — последний человек, которого я хотела бы сейчас видеть.

— Понял. — Гэрри больше не стал задавать вопросов. — Идемте, мой автомобиль припаркован неподалеку. Не торопитесь, дайте мне сумку и возьмите меня под руку, так будет проще.

Триша свободно вздохнула, лишь когда оказалась в салоне машины. Ей как будто даже стало легче дышать. Гэрри сел на водительское сиденье и завел мотор.

— Есть прекрасный отель, который называется «Безмятежность». По-моему, именно этого вам сейчас и не хватает.

— Что верно, то верно.

— Хотите еще пить? Или, может быть, заедем в кафе и перекусим?

— Я вас, наверное, отвлекаю от дел? — спохватилась Триша. — Простите, я только о себе и думаю!

— Ни от чего вы меня не отвлекаете, — лучезарно улыбнулся он. — Не беспокойтесь. В вашем положении нельзя нервничать.

— В моем положении? — Она улыбнулась. — Нет, Гэрри, вы все неправильно поняли. Я вовсе не беременна, как вы, должно быть, подумали.

— Ох, извините. — Он по-настоящему смутился. — Я просто решил, что… Даже не знаю, почему мне пришла в голову эта мысль!

Триша дотронулась до его руки и улыбнулась.

— Ничего страшного, я не обижаюсь.

— Тогда лучше отвезти вас к врачу, — снова забеспокоился Гэрри. — Если вам ни с того ни с сего стало плохо…

— Это нервное, — со вздохом произнесла Триша. — Едем же. Я очень боюсь, что здесь появится мой муж и увидит меня.

— Даже если он решит вступить в драку, чтобы забрать вас, я без боя не сдамся.

Триша с нежностью взглянула на него. Какая милая у Гэрри улыбка. И сам он тоже очень милый. Как же хорошо, что он появился так вовремя!

Они провели вдвоем целый день. Гэрри отменил все свои дела и твердо заявил Трише, что останется с ней до вечера. Они сняли для Триши номер в отеле, оставили там спортивную сумку и отправились в кафе неподалеку. Там Триша и выложила всю свою историю.

Странно, но Гэрри слушал ее с таким вниманием, словно принимал ее рассказ близко к сердцу. Несколько раз она даже заметила, как он судорожно сжал кулаки. И почему-то ей это нравилось. В его обществе она чувствовала себя защищенной.

В конце концов она немного всплакнула, но быстро успокоилась. Гэрри отпаивал ее горячим крепким чаем, отчего и на душе у нее потеплело.

— Ох, мне так стыдно, — сказала Триша. — Я рассказываю совершенно незнакомому человеку о своих проблемах. Простите меня. Я испортила вам вечер.

Он покачал головой и улыбнулся.

— Мне кажется, что я вас знаю уже давным-давно, Триша. И, поверьте, если бы я не хотел вас слушать — уехал бы, не задумываясь.

— Знаете, Гэрри, если бы не вы… Я даже не знаю, куда бы я пошла и что произошло бы со мной. Я совершенно ничего не соображала, когда вышла из банка. Клянусь, я отдам вам все до последнего цента и за номер в отеле, и за кафе…

— Вы меня оскорбляете, Триша! — возмутился он. — У меня достаточно средств, чтобы не думать о таких мелких тратах, как счет за кофе или комнату. И постарайтесь не переживать. Возьмите себя в руки. Измена — это очень неприятно. Однако, быть может, все еще образуется. Вы вернетесь к мужу и будете жить с ним долго и счастливо.

Она грустно улыбнулась и покачала головой.

— Нет, я уже приняла решение. Все кончено. И, наверное, это к лучшему. Я не смогу нормально общаться с человеком, которому не доверяю.

Он накрыл ее ладонь своей рукой.

— Триша, не корите себя. Я же вижу, что вы считаете себя виноватой. Но это не так. Мне трудно представить, как можно изменить такой красивой и понимающей женщине.

Триша внимательно взглянула на него. Похоже, он говорит искренне. Неужели она способна вызвать в таком лощеном и успешном мужчине, как он, какие-то теплые чувства?

Питер изменял мне с каждой встречной, подумала она. А я всегда была ему верна, даже в мыслях. Он, вероятно, и представить себе не может, что я сейчас сижу в кафе с привлекательным мужчиной. Питер, наверное, думает, что я где-нибудь лью слезы и схожу с ума от горя. Ну уж нет! Как там говорила Сальма: стоит ли плакать из-за негодяев? Не лучше ли сказать судьбе спасибо за то, что все тайное наконец стало явным? И произошло это сейчас, пока я не успела забеременеть.

— Спасибо вам, Гэрри, — тихо произнесла она.

— Вы сегодня только и делаете, что благодарите меня. — Он погладил ее пальцы. — Но я не устану повторять: я помогаю вам по велению своего сердца.

А почему бы и не переспать с ним? — подумала Триша. Он явно хочет этого. А я имею полное право делать что заблагорассудится. Гэрри не станет предъявлять мне никаких требований после. А я отомщу Питеру и успокоюсь. И вот тогда можно будет подумать о будущем.

— Уже почти шесть часов вечера, — сказала Триша. — Давайте немного прогуляемся. Здесь неподалеку есть озеро и парк. Я это знаю, потому что в студенческие времена частенько ездила сюда отдыхать с компанией.

— С удовольствием, — сказал Гэрри, помогая ей подняться. — Я обожаю прогулки на свежем воздухе.

— А что вы еще любите? — Она взяла его под руку.

— Путешествия. Я бывал в разных странах, правда, чаще по делам бизнеса. Мне бы очень хотелось поездить по миру, пожить в разных странах… Не хотите ли как-нибудь составить мне компанию?

— С радостью, — сказала Триша, ласково улыбаясь ему.

11

— Он не звонил мне уже полторы недели, — пожаловалась Бланш Сальме, когда они сидели у бассейна в шезлонгах. — Не понимаю, что происходит. Тот вечер в его студии был чудесным! Даже сексом я осталась более-менее довольна.

— Может быть, он почувствовал, что тебя больше заводит сама обстановка, а не он сам?

— Уверяю тебя, все было хорошо! Он отвез меня домой и так тепло попрощался! Обещал сделать мне какой-то сюрприз. Кстати, я даже фотографий от него еще не получила!

— Позвони ему сама и не мучайся, — посоветовала Сальма.

— Я звонила, — сквозь зубы проговорила Бланш. — Но дома его вечно нет, а когда я попробовала найти Дункана в офисе, секретарша сказала, что мистер Коул страшно занят. У меня возникло ощущение, что он прячется от меня!

— Что, если Дункан нашел себе другую подружку и боится тебе в этом признаться?

— В таком случае, он круглый идиот, — вынесла приговор Бланш.

— Потому что у него новая любовница или потому, что он не хочет говорить тебе об этом? — пряча невольную улыбку, уточнила Сальма.

— И в том и в другом случае! Ладно, забудем о нем. Если Дункан не появится в ближайшие два дня, я просто вычеркну его номер телефона из записной книжки, а его самого — из своей жизни!

— И я одобрю это решение, — кивнула Сальма. — Ты зациклилась на нем. Признайся, влюбилась?

— Сначала мне казалось, что да. Теперь я точно понимаю — нет! Ох, давай сменим тему. Как продвигается твой развод?

— Великолепно! Завтра я с моим адвокатом еду в особняк и забираю свои вещи. Надеюсь, ты не будешь против, если я погощу у тебя еще недельку?

— Живи сколько хочешь. Что сказал Роб, когда узнал о том, что ты подала на развод?

— Нечто нецензурное, — улыбнулась Сальма. — К счастью, я этого не слышала. Мне рассказал мой адвокат. Кажется, Роберт долго не мог поверить в то, что мое решение развестись — не шутка и обратной дороги нет.

— Странно, что он не пытается встретиться с тобой.

Сальма удивленно на нее посмотрела.

— Бланш, ты так занята своими проблемами, что ничего не замечаешь вокруг! Я прячусь уже пятый день от своего мужа, который вот-вот станет бывшим. Боюсь выходить на улицу и отключила сотовый телефон. А Кристин всем, кто хочет меня слышать, говорит, что не знает о моем местопребывании.

— Серьезно? — Бланш захлопала ресницами. — Я и не знала…

— Еще бы… — пробормотала Сальма.

Послышался стук каблуков, и обе женщины обернулись. К ним со всех ног бежала Кристин, размахивая каким-то красочным журналом. На лице ее был написан такой ужас, что у Бланш екнуло сердце.

— Что случилось?

— О, мисс Маркхэм! — воскликнула горничная, протягивая ей журнал. — Вам нужно это увидеть…