Не строй иллюзий, стр. 30

— Как ты? — шепотом спросила Триша, обращаясь к Бланш.

У той дернулся мускул на щеке, однако выражение лица осталось непроницаемым.

— Так, словно меня облили дегтем и вываляли в куриных перьях.

— Улыбайся, — посоветовала Сальма. — На тебя все смотрят.

— Лживые твари, — прошипела сквозь зубы Бланш, изо всех сил растянув губы в улыбке. — Ни одна скотина со мной не поздоровалась. Все отводят глаза, когда я смотрю на них.

— Этого следовало ожидать, — вздохнула Триша.

— Ты уже видела журнал?

— Да, сегодня утром. Сначала я решила, что ты спятила и добровольно решила сняться полуобнаженной. Однако Сальма мне все объяснила.

— Это конец, — прошептала Бланш и снова мило улыбнулась. — О, как же я ненавижу этого Дункана!

Триша нервно захихикала.

— Не думала, что у нас найдется что-нибудь общее, и вот пожалуйста.

— Это же не ты на обложке! — возмутилась Бланш. — Мне хуже всех.

— Конечно! — сказала Сальма и прыснула в кулак.

Следом за ней покатилась со смеху Триша. Бланш посмотрела на подруг, как на полоумных, но не обиделась.

— Прекратите истерику! У нас все будет хорошо. Сальма разводится и скоро станет свободной женщиной. Я когда-нибудь тоже отмоюсь от этой грязи. А ты, Триша…

— А я беременна! — заявила та.

— Поздравляю… — пробормотала пораженная Бланш. — И что теперь? Вернешься к Питеру?

— Я забеременела не от Питера.

— Что?! — В один голос воскликнули Бланш и Сальма.

Триша развела руками.

— Да, так уж вышло. Я переспала с мужчиной в день моего расставания с мужем. Хотела отплатить своему неверному супругу той же монетой. А теперь у меня задержка почти на шесть дней.

— Но это же не значит, что ты беременна, — сказала Сальма, глядя на нее огромными голубыми глазами. — Подумаешь, задержка. Ты столько переживала в последнее время, что организм вполне мог дать сбой.

Триша покачала головой.

— Нет, я чувствую. Грудь увеличилась, меня тошнит по утрам. Я знаю, что на таком маленьком сроке редко бывают подобные симптомы, но… У меня они есть.

— Тест делала? — деловито спросила Бланш.

— Нет, еще слишком рано. Завтра пойду к доктору.

— Подожди-ка! — воскликнула Сальма. — Но ведь ты столько лет пыталась безрезультатно забеременеть, а как только переспала с другим, у тебя все получилось! Это значит, что проблема была в Питере, а не в тебе.

— Выходит, что так, — со вздохом произнесла Триша.

— А почему ты так уверена, что это ребенок того парня… ну, с которым ты переспала? Кто он, кстати? — поинтересовалась Бланш.

— Гэрри Найтли. Помнишь, он был вместе с Чарльзом, когда мы познакомились?

— Да ты что? — изумилась Бланш. — Но как же ты… где же… Поверить не могу!

— Ты сама говорила, что нельзя противиться судьбе, когда она подает тебе знаки. Я встретила Гэрри совершенно случайно в тот самый день, когда сбежала от мужа. Делай выводы.

— Ты оставишь ребенка? — тихо спросила Сальма.

— Конечно! — с возмущением воскликнула Триша. — А как иначе? Я столько лет мечтала о малыше. Мне все равно, кто его отец!

— Но на что ты будешь жить?

— А вот тут мне понадобится твоя помощь, Сальма. Дай мне, пожалуйста, телефон адвоката, который занимается твоим разводом. Говорят, он настоящая акула. Мне есть что предъявить мужу. Даже если я не выиграю процесс — а это вполне вероятно, ведь я жду ребенка от другого, — то как следует потреплю Питеру нервы. Он это заслужил. И еще, — Триша вытащила из своей объемной сумки папку и протянула ее Бланш, — здесь макет оформления твоих магазинов. Ты не нашла времени, чтобы все мне показать, так что я посетила их сама. У меня возникло несколько идей, так что, когда у тебя будет время, посмотри. Вдруг что-нибудь понравится.

— Спасибо, — сказала Бланш и широко улыбнулась. — Ты просто умница, Триша. Я и забыла о своей просьбе. Обязательно посмотрю. Сколько будут стоить твои услуги?

— Это бесплатно. Если тебе понравится и мы воплотим мои идеи в жизнь, будешь меня рекомендовать своим знакомым.

— Которые воротят от меня нос, — снова помрачнела Бланш. — Где этот лентяй-официант? Этот нахал считает, что наш столик должен обслуживаться последним? Ну так я здесь сейчас такое устрою…

— Успокойся, Бланш. — Сальма удержала порывавшуюся встать Бланш. — Вот он несет наше вино.

— Вы всегда такой медлительный? — язвительно спросила у официанта Триша. — Наш заказ мы тоже будем ждать два часа?

— Простите, мэм, — испуганно произнес парень и принялся разливать вино по бокалам. — Отныне я буду быстрым, словно ветер.

— Ловлю на слове.

Подруги наконец подняли бокалы. Всем троим хотелось утопить свое горе в вине, но они понимали, что, кроме них самих, никто не решит существующие проблемы. Голова должна оставаться трезвой.

— Выпьем за то, чтобы все благополучно разрешилось, — предложила Сальма. — Желаю Бланш поскорее прийти в себя и найти во всем случившемся выгоду, а ты, Триша, заботься о ребенке, теперь он станет смыслом твоей жизни.

— Да уж… Мне придется заботиться о своем здоровье. Вот, к примеру, этот бокал я даже не допью до дна — нельзя.

— А тебе, Сальма, мы просто обязаны пожелать встретить достойного мужчину, который будет носить тебя на руках, — произнесла Бланш.

Они выпили вино. Триша вдруг улыбнулась и взглянула на сидящих за соседним столиком женщин, которые то и дело поглядывали на них.

— Чему ты улыбаешься? — спросила Бланш.

— Мне кажется, что я знаю, как повернуть ситуацию тебе на пользу.

— Да ну?

— Можешь не улыбаться так саркастически. Я знаю, что говорю, — произнесла Триша и, понизив голос до шепота, принялась объяснять.

12

Милый, любимый дом стал чужим в считаные дни. И забор, который Триша красила сама, и скамья, на которой она часто ждала Питера, и цветы, посаженные ее руками, — все казалось неродным. Прошлое стало сном. Местами красивым и красочным, местами — истинным кошмаром.

— Может быть, я все-таки пойду с тобой? — спросил Гэрри.

— Не нужно. Я должна самостоятельно довести дело до конца. Просто будь рядом. Я надолго не задержусь.

Она встала на цыпочки и поцеловала его в губы. Да, появление этого мужчины в ее жизни не было случайным. Они знакомы всего неделю, а уже относятся друг к другу с таким трепетом, словно прожили вместе не один десяток счастливейших лет.

Диагноз, который сама себе поставила Триша, подтвердился. Она действительно была беременна. И не осталось никаких сомнений в том, что отцом являлся Гэрри.

Триша рассказала ему обо всем и попыталась убедить, что он не несет никакой ответственности за случившееся. К ее величайшему удивлению, Гэрри страшно обрадовался тому, что у него будет ребенок. И заявил, что намерен попытаться создать с Тришей семью.

— Не важно, с чего начались наши отношения, — сказал он, положив руку ей на живот. — Важно, чем они закончатся. Я давно хотел обзавестись семьей. Ты мне очень нравишься, и я уверен, что у нас все получится. Давай попробуем?

И она согласилась.

Теперь, когда будущее перестало ее пугать, Трише предстояло объясниться с Питером, которого она не видела уже три месяца.

— Что было, то прошло, — сказала она и, вздохнув, шагнула во двор.

Когда Питер открыл дверь, Триша с облегчением отметила, что он совершенно не изменился. Все такой же красивый и ухоженный. В глубине души она опасалась, что после ее ухода он превратится в размазню, неспособного завязать свои шнурки. Однако, похоже, расставание с женой не слишком-то его волновало.

— Проходи, дорогая, — насмешливо пригласил он и взглянул на Гэрри, оставшегося в машине. — А что же ты оставила своего охранника на улице?

— Это не охранник, — сказала Триша и вошла в дом.

Она прошла в гостиную, но садиться не стала. Триша подошла к окну, отвесила штору и помахала Гэрри рукой. Он ответил ей тем же.

— Ты что же, боишься, что я нападу на тебя? — спросил Питер.