Не строй иллюзий, стр. 5

— И вот еще что… Я поговорю с Робом.

Сальма покачала головой:

— Это бесполезно. Он просто уйдет от темы.

— От меня не уйдешь, — усмехнулась Бланш. — Скажи, когда он вернется?

— Сегодня его не будет, — с видимым облегчением произнесла Сальма. — Роберт улетел по делам в Сан-Франциско. Надеюсь, к его возвращению синяк сойдет.

— Ничего, Роб сразу же поставит тебе новый, — мрачно пошутила Бланш.

— Спасибо на добром слове. — Сальма наконец улыбнулась. — Ты знаешь, как утешить.

Бланш ласково взглянула на подругу.

— Тебе нужно сегодня отдохнуть и прийти в себя. Предлагаю устроить девичник.

Сальма захлопала в ладоши.

— Отлично! У меня есть мартини, шампанское… В общем, нам хватит!

3

Триша вышла из душа, надела халатик и подошла к зеркалу. Распрощавшись с Бланш, она отправилась на автобусную остановку, хотя могла позволить себе такси. Однако природная бережливость взяла верх над желанием поскорее добраться до дома. Зато у Триши было время подумать о том, что произошло.

Бланш ей понравилась, хотя Тришу и не покидало чувство того, что эта богатая женщина в глубине души посмеивается над всеми, кто ниже ее по положению. Впрочем, иначе, наверное, и быть не могло.

Красивая эта Бланш, думала Триша. Я чуть младше, а выгляжу куда хуже. Вообще-то у меня есть деньги на хорошую косметику и модную одежду. Однако я очень уж экономная. Питер меня и так любит. Я не уродина, фигура пока еще хорошая, нарядов, правда, немного, зато все качественное.

Триша вздохнула и приблизилась к зеркалу, чтобы рассмотреть морщинки под глазами. Через пару лет эти маленькие черточки станут глубокими бороздами. Наверное, пора все-таки заняться внешностью. Сходить в салон, изменить прическу…

Заголосил телефон, и Триша кинулась к нему со всех ног. Она всегда чувствовала, когда звонил муж.

— Алло, Питер? — с улыбкой проговорила она в трубку.

— Меня просто поражает твоя интуиция! Это действительно я! Как твои дела, милая?

— Я ходила сегодня к доктору Смиту! — затараторила Триша, зная, как Питер сердится, когда она начинает говорить про их проблемы с зачатием. — Помнишь, я рассказывала тебе о нем? Он отличный специалист и все такое…

— Да-да, я, безусловно, помню, — сухо произнес он. — И что этот доктор сказал?

— О, он очень меня обнадежил! Очень! Сказал, что раз у тебя все в порядке, то проверить нужно меня и начать лечение при необходимости. Он ведет статистику… Восемь из десяти его пациенток, признанные бесплодными, зачали, выносили и родили прекрасных малышей.

— Милая, это, разумеется, здорово, — прервал ее Питер. — Но я звоню по другому поводу…

— Да? — Триша сразу сникла.

— Видишь ли, мне придется немного задержаться сегодня. Прости, дорогая. Мне предложили срочный проект. Я просто не могу отказаться. Приеду после полуночи. Не обижайся на меня, солнышко.

— О, Питер, я думала, что мы хотя бы поужинаем вместе…

— Девочка моя, я так тебя люблю. Я готов на все, чтобы ты была счастлива. Но ведь я обязан зарабатывать деньги. А что, если в ближайшее время все-таки появится малыш? Я должен буду обеспечивать нас троих, понимаешь?

Триша прикусила губу, чтобы не закричать от отчаяния. Когда Питеру нужно было чего-то добиться, он всегда прибегал к этому доводу: «А вдруг будет ребенок? Я ведь стараюсь и ради него тоже!». Муж отлично ее изучил. Конечно, Триша не будет устраивать скандалов и в чем-то упрекать. Ведь Питер заботится о будущем. Вот только почему-то в остальное время он даже не произносил слова «дети».

— Триша! Триша, ты здесь? — послышался его голос в трубке. — Ты обиделась на меня?

— Нет, я не обижаюсь. — Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. — Я ведь все понимаю. Это твоя любимая работа, и ты не можешь ее бросить.

Как она ни старалась говорить спокойно, в ее голосе все же звенела обида. Питер не мог это не почувствовать.

— Ох, любимая, ну перестань. Я приеду прямо сейчас, хочешь? Плевать на работу, плевать на карьеру. Ведь главное — это наши отношения, верно?

Триша растаяла. Как она могла подумать, что он манипулирует ею? Ведь Питер действительно старается сделать карьеру, заработать деньги, обеспечить семью. И он также не забывает дарить своей жене цветы время от времени, делать ей подарки… Когда вспоминает об этом.

Я неблагодарная стерва, пристыженно подумала Триша. Если бы не Питер… Не было бы ни этого дома, ни приличной машины, ни путешествий на курорты два раза в год…

— Я люблю тебя, дорогой, — сказала Триша нежно. — Не переживай за меня. Все отлично, клянусь. Я просто немного огорчилась из-за того, что придется ужинать в одиночестве.

— Ну позови подружек. — Питер тоже повеселел. — А что, позвони Мадлен, она с удовольствием к тебе приедет.

— Я подумаю, — осторожно произнесла Триша. Видеть Мадлен ей совершенно не хотелось. — Работай спокойно. Я почитаю книгу до твоего прихода.

— Люблю тебя, дорогая моя! — снова повторил он и повесил трубку.

Триша улыбнулась, но потом снова загрустила. С одной стороны, Питер беспокоился о ней, а с другой — прежде всего делал то, что хочется ему. Имеет ли она право осуждать его?

Она поплелась на кухню, чтобы приготовить ужин. У нее не было никакого желания стоять у плиты, тем более что Питер, скорее всего, поест на работе. Он всегда так делал, когда возвращался поздно.

Позвать подруг? Нет у нее таких подруг, с которыми она могла бы поболтать о том о сем. И уж тем более она никогда не позовет Мадлен. После общения с ней остается только чувство раздражения.

Нужно хотя бы завести домашнее животное, подумала Триша, размешивая в миске тесто для блинчиков. Тогда, быть может, мне будет проще переносить одиночество. Ведь Питер стал задерживаться все чаще и чаще…

Бланш неуклюже махнула рукой и чуть не опрокинула наполовину пустой стакан с мартини. Она была слегка пьяна, и от этого у нее кружилась голова.

Прекрасный вечер. Чудесное настроение, подумала она, улыбаясь.

Сальма тоже повеселела. Она забыла о своем синяке и почти не вспоминала о Робе, хотя временами ее лицо становилось мрачным.

— Когда ты выйдешь замуж, Бланш? Мне надоело все время жаловаться на своего мужа. Хочется услышать, что и у тебя на личном фронте есть проблемы.

Бланш бросила в нее диванной подушкой и рассмеялась.

— Ты настоящая подруга, дорогая. Желаешь мне только счастья.

— Все мужчины — идиоты, — заявила Сальма и икнула. — Вообще-то ты права: мне надо развестись.

Она вдруг уставилась в работающий для фона телевизор, взяла пульт и сделала звук громче.

— Ты собралась смотреть это дурацкое шоу? — поморщилась Бланш. — Тогда я пойду домой.

— Нет-нет, плевала я на шоу. Но я обожаю этого ведущего. Смотри, какой милашка.

Бланш взглянула на экран. Симпатичный светловолосый мужчина с голливудской улыбкой о чем-то беседовал с известной певицей.

— Ничего особенного, — пожала плечами Бланш.

— А мне нравится, — с чувством произнесла Сальма. — Кстати, с ним близко знакома наша общая приятельница — Мари Суорк.

— Насколько близко? — подавив зевок, спросила Бланш.

— Питер Уэллс ее любовник. Впрочем, говорят, что у него от женщин нет отбою. Так что Мари не единственная.

Бланш расхотелось зевать. Она выпрямилась и удивленно посмотрела на Сальму.

— Как, говоришь, его зовут?

— Питер Уэллс, — охотно повторила та. — Да ты наверняка о нем слышала. В последнее время он стал очень популярен. Его даже признали «Открытием года» среди телевизионной братии.

Бланш выпила глоток мартини и задумалась. Питер Уэллс… Где она слышала это имя? Ах да! Такую же фамилию носит ее сегодняшняя знакомая. А как зовут ее мужа? Правильно, Питер! Это им Триша так восхищалась?

— Вот это да, — пробормотала Бланш.

— О чем ты? — Сальма была уже порядочно пьяна и с трудом сконцентрировала взгляд на подруге.