После дождя (СИ), стр. 106

А Баэльт устало смотрел на бойню в зале.

Каэрта...

Вот единственное, что важно. Он был готов принять какую- то власть, да…

Но не столько. Не такая ответственность. Не столько всего сразу…

И теперь единственной важной вещью была она. Его… Жена.

Его вторая Тишая.

Только с этой он не наделает таких ошибок. Нет, не наделает, только, боги, пожалуйста, один шанс… Пусть она будет жива… Пусть все закончится хорошо, пожалуйста. Тогда он заберёт её и исчезнет сегодня же из этого города. Раз и навсегда.

Ну и мальчонку заберёт с собой. Каэрта никуда не поедет без этого Авета… Или как его?

- Эй!- кто- то поднимался по лестнице, и Баэльт, выругавшись, бросился дальше по галерее, к следующей лестнице.

Оставалось ещё кое- что важное. Его проклятая жизнь.

- Стой!

Он, тяжело дыша от страха, вывалился на лестницу и принялся карабкаться по ней.

Сзади были слышны лязг и ругань.

Демоны…

- Свои!- хрипло крикнул Баэльт, прежде чем, задыхаясь, вывалился на второй этаж.

Мрачного вида копейщики пропустили его.

- Перегруппироваться!- Крелиат зазывно махал рукой, указывая на распахнутые створки Зала Совета.- Живо, живо!

Баэльт влился в поток помятых стражников и наёмников.

Зал Совета был набит под завязку. Всюду люди плюхались на пол, в засохшие лужи крови или прямо на трупы цехмейстеров.

Уныние и усталость во плоти.

- Стоять здесь, если кто- то врывается – убиваем,- скомандовал Крелиат, знаком веля закрыть двери.- И поживее, умоляю вас! Навесьте уже этот проклятый засов! Дамочки, у вас тут что, перерыв на чай?! Чего зеваем?! А ну залп!

Из конца коридора раздались стоны.

- Во- от, уже лучше! Хорошая работа. Не расслабляемся. Если эти паскудники устроят тот же гнусный фокус с взрывом… Так что не подпускайте их близко… Вы, с мечами – идёмте туда, чуть что – будем отгонять особо любопытных от дверей… Где Бродлес?

- Остался внизу, охраняет лазарет с парой десятков!- крикнул кто- то, и Баэльт похолодел.

А он сидит тут…

- Ну, что ж –лейтенант был хорошим человеком. Наверное,- и Крелиат вполголоса принялся раздавать приказы подошедшим мечникам.

А Баэльт стоял в углу и смотрел себе под ноги.

Ему нужно идти… Выжить… Продержаться…

Мурмин сам захотел там остаться, так? Он…

Горький спазм обхватил грудь стальным кольцом.

Мурмин… Он же его друг, демоны раздери! Он должен быть там, внизу, защищаться рядом с ним…

Воображение Баэльта быстро рисовало перед ним картину. Бой закончен, восставшие разгромлены…

А в лазарете, на горе трупов, лежит Мурмин. Лежит, осудительно глядя на него остекленевшими глазами.

Нидринг, который научил его всему. Который, по сути, воспитал его.

Нидринг, которого он никогда не ценил и ни во что не ставил. У которого он украл Тишаю. И Каэрту.

Твою мать, да как же…

Створки задрожали под ударами топоров, и Баэльт вздрогнул.

Усталые и тяжёлые взгляды всех в Зале обратились к подрагивающим створкам.

- А ну – вперёд!- Крелиат и десяток мечников исчезли в боковом проходе, полязгивая латами.

- Арбалетчики,- вяло скомандовал Баэльт, утирая с лица пот.

Ещё пара подрагиваний – и от ворот откололась серьёзная щепка. В щели тут же появилось заросшее и маниакально улыбающееся лицо…

И тут же с воем исчезло, получив болт прямо в глаз.

Из- за двери раздались яростные крики и истошные вопли, лязг стали, проклятья, дверь пару раз тяжело вздрогнула…

А потом всё стало тихо.

Совсем тихо. Так непривычно тихо…

Все в Зале Совета в напряжённом молчании смотрели на ворота.

И все вздрогнули, когда створки вновь задрожали.

- Эй,- голос Крелиата.- Открывайте! К нам гости другого толка!

- И побыстрее, пожалуйста,- Мурмин?!

- Быстро, открывайте!- Баэльт сам ринулся к воротам и принялся доставать увесистый засов из паза.

Наконец, створки медленно разошлись…

- И вы что тут делаете?- с живым любопытством вопросил вошедший латник.- М?

Он повернулся к Баэльту, и Торговый Судья судорожно вздохнул.

Он видел короля лишь на монете. Но не узнать профиль Элетто Коринье было довольно сложно.

А рядом с ним…

- А ведь да,- насупленные брови, сложенные на груди руки. Длиннющая борода. Мурмин…- Действительно - что вы тут делаете?

А следом, огибая короля и Мурмина, в Зал пошли здоровенные рыцари.

Один из них, сняв шлем, стукнул древком своей алебарды о пол.

- На колени перед королём Лепорты, властителем вольных городов Веспрема и Консульте, маркграфом Ибнейским!

Все замерли в завороженной тишине.

А затем зал наполнился лязгом и шёрохом.

Все спешно вставали на колени.

Все, кроме Мрачноглаза.

Его нога пульсировала болью. В его голове не осталось ничего, кроме высокого писка и боли. Его лучший друг был жив.

Осталось спасти лишь ещё одну жизнь…

Глава 42

Если Мурмин и представлял себе как- то короля – то вовсе не так.

Он должен быть… Ну, пошире в плечах. Повыше слегка. Рядом с ним не может стоять кто- то вроде Мурмина.

И корона. Где дурацкая корона? Король без короны – это даже не король, а просто какой- то заносчивый придурок!

Но короны на нём не было.

- Прекрасные фрески!- поправив длинные волосы, Его Величество с явным наслаждением разглядывал мазню на стенах. Абсолютно игнорируя трупы и кровь.- Бертонелло! Мастер своего дела, демоны заберите меня! Я прав, ребята?

Люди короля отозвались глухим хором голосов.

Кажется, он, как и все власть имущие, имел некоторые странности.

Но Мурмин готов был простить ему все странности. Да, он был похож на напыщенного болвана, но, в конце концов, он спас их.

Он и его проклятое войско, которое наверняка теперь вырезает одну половину города для того, чтобы потом ограбить вторую.

Да, он был при своей дури. Но при нём были его войско и его гвардия, и это было главным.

- Только посмотрите на это!- король воздел руки вверх, слегка позвякивая доспехами.- На эту работу кистью! На эти мазки! На эту композицию! Бертонелло, проклятый гений! Посмотрите! Великолепно, не правда ли?

Гвардейцы не выглядели ценителями искусства, но поддержали короля единодушным «угу». Впрочем, они сейчас мало походили и на гвардию. Помятые доспехи в дождевых разводах, лица покрыты слоем копоти, топоры, булавы и мечи – кровью. Скорее – толпа хорошо вооружённых грабителей.

Признаться по чести, они пугали Мурмина. Высоченные, закованные в хорошую сталь, дисциплинированные. Судя по тому, что он видел в коридорах, по которым король добирался сюда – они просто прошли сквозь восставших. Почти не заметив их. Просто оставив на своём пути кровавую мешанину. Коридоры, залитые кровью и заваленные трупами.

У восставших теперь не было ни одного шанса. Конечно, в городе ещё шли бои, но…

Мурмин покачал головой своим мыслям. Армия против сброда? Бои? Стоит ли так называть резню?

- Встаньте уже с колен,- Элетто Коринье пару раз щёлкнул пальцами, глядя чистыми глазами поверх коленопреклонённых.

Глядя на Мрачноглаза, что продолжал стоять. Он пошатывался, но его спина не согнулась.

Ну же, Баэльт, поклонись… Прояви почтение.

Однако Мрачноглаз не шевелился.

Раздались шорохи и скрипы – люди в благоговейном молчании поднимались, пялясь на короля.

Короля, о существовании которого они смутно слышали и который неожиданно нагрянул.

- Отлично держались,- кивнул король, похлопывая оказавшегося рядом стражника. Тот испуганно кивнул, а вокруг поднялся шёпоток.

Да, пожалуй, этот Элетто ещё может быть хорошим человеком...

- Ваша стойкость делает вам честь,- король оглядел ошалевшую стражу.- Этого сброда было демонски много – а вы не струсили! Такие люди мне и нужны на войне! Если бы кто- то вроде вас был со мной у Леретте, мы бы выстояли! Правильно я говорю, ребята?