После дождя (СИ), стр. 13

Гус качнул головой.

- Не знаю, врешь ты или говоришь правду. Но я намерен полностью развеять твои сомнения в отношении меня и моего цеха. Подозрения ни к чему. Как и тебе, если ты верно делаешь свою работу. Я отвечу на любые твои вопросы, юстициар. Но прежде, чем мы начнем, давай сядем за стол в моем кабинете, и я налью нам вина. Хорошему гостю – хороший приём.

А ещё пьяного легче ударить ножом, мрачно подумал Баэльт. Он хотел бы отказаться, но… От таких предложений не отказываются.

Вернувшись обратно в просторный кабинет, Баэльт уселся напротив Гуса. Юстициар не успел заметить, откуда цехмейстер достал бутыль с вином.

Плохо. Если он умудрился достать почти из воздуха целую бутылку, кто знает, насколько быстро и незаметно он извлечёт кинжал?

- Такого вина, господин юстициар, ты в жизни не пробовал,- Гус разлил вино по кубкам. - И, наверное, стоит прекратить называть тебя юстициаром.

- Как угодно,- безразлично констатировал Баэльт, настойчиво глядя на Гуса.

Старик расстроенно вздохнул и пригубил вина.

- Доволен?

- Нет. Я не люблю пить с потенциальными отравителями,- цехмейстер попытался возразить, но Баэльт тут же перебил его.- Похоже, у вас есть уши везде, даже в самых бедных и мрачных кварталах. Вы сказали, что хотите развеять мои сомнения. Но пока что только нагоняете их.

Гус пожал плечами, будто бы досадуя.

- У добрых людей всегда везде есть друзья,- он сделал несколько глотков и откинулся в кресле.- Спрашивай ещё. Я люблю разговаривать.

- Хорошо, что хоть один из нас испытывает удовольствие. У виновных всегда полно версий о том, кто на самом деле виноват. А у тебя?

- Парочка есть, но они тебе не понравятся. Да и мне, чего уж там,- развёл руками цехмейстер. Ни один мускул на его лице при этом не дрогнул. Если он и лгал, то очень умело.- На твоём месте я бы подозревал… Да, меня. В конце концов, Рибура убили ядом. Насколько я понял, ядом дорогим и редким. Такой не достать у всяких недоучек. А я – цехмейстер алхимиков, у которого был зуб на несговорчивого нидринга. Да, это мог бы быть я…- Гус сморщился.- Но это не я.

- А знаешь, мастер Гус, твоя версия о вине тебя мне понравилась,- Баэльт сощурился.- Логично, кое- что подходит. Может, ты ещё что- нибудь знаешь про келморцев?

- Про тех, которые якобы убили Рибура?- Гус пожал плечами.- Только то, что ты обсуждал с Гири. У стен есть уши, мой друг.

- Ага. А у цехмейстеров – совесть,- ядовито заметил Баэльт.- Я пока не вижу причин не считать тебя виноватым.

- Я говорил с господин Эрнестом,- Гус нахмурился.- И Торговый Судья после долгого допроса решил, что я никак с этим не связан.

- О, вот оно как,- протянул Баэльт.- Сам Торговый Судья.

Эрнест дураком не был. И если он не считал Гуса виновным, значит, на то были причины. Проклятье.

- В любом случае, господин Эриэрн,- Баэльта перекосило от звучания собственной фамилии,- вы можете считать меня виноватым. Пока не найдёте кого- то более подходящего.

- А таковые есть?- проворчал бывший юстициар, косясь на кубок с вином.

- Если бы были, то Торговый Совет в два счёта разобрался бы с ними. Удар по одному из нас – удар по всем.

- Знаешь, когда я поверю в это? После дождя. Ещё расскажи про торговую честь. Уже наслушался о ней. Можно подумать, что вы за Рибура глотки готовы были рвать.

- Это не совсем так, и ты это понимаешь. Но что- то общее от солидарности в нашем обществе тоже есть, поверь. Да, среди нас бывают разногласия, а уж с Рибуром – и подавно,- увидев лёгкую усмешку Баэльта, он спокойно покачал головой.- Я тебя уверяю, Торговый Совет не причастен к смерти нашего коллеги.

- Ну- ну.

Гус молча пригубил вино, затем подлил в оба кубка до краев.

Может, попытается отравить?

Хм. Почему бы и нет?

- Не знал, что вы, юстициары, так любопытны. Но раз ужя обещал рассказать - расскажу.

- Твоя доброта не знает границ,- буркнул Баэльт, смерив Гуса протяжным и тяжёлым взглядом. Тот расстроено вздохнул.

- Я к тебе с открытой душой, а ты насмехаешься.

- К делу,- потребовал Баэльт.

- Хорошо- хорошо!- Гус поднял руки, будто защищаясь.- Рибур перестал платить подоходный налог. И вызвал недовольство у некоторых членов Торгового Совета, которые были вынуждены покрывать недостаток в налоге из своих карманов.

- Просто взял и престал платить налоги? Нельзя просто так взять и перестать платить налоги,- тяжёлый взгляд Баэльта буравил человека, однако тот всё так же вежливо улыбался.

От этой улыбки доверия к нему у бывшего юстициара не прибавилось.

- Рибур объяснил это тем, что другие цехмейстера в свое время не вложились в его дело, как того требует Устав Торгового Совета. В общем, дело стало комом. Рибур наотрез отказался платить, и все тут. В принципе, он был в своём праве…

- Мне нужны имена,- прервал его Баэльт.- Тех, кто тогда возмущался громче всех.

Цехмейстер в ответ промолчал, разглядывая собственные ногти.

Юстициар извлек из внутреннего кармана плаща палочку плакта и зажёг её о свечку на столе. Струйка дыма, кружась, потянулась к потолку под недовольным взглядом Гуса. Ничего, переживёт. Все переживали.

- Имена,- повторил Баэльт, затягиваясь.

- Не могу, Мрачноглаз. Не смотри на меня так, тут причина в торговой этике.

- Как вы меня достали с вашей торговой этикой,- устало проговорил Баэльт, заставив Гуса улыбнуться ещё шире.

- Я честный человек, Мрачноглаз, и скрывать мне нечего. Но Совет тут не при чём.

- Раз ты так уверен, то поделись со мной уверенностью.

- Я уверен, что Рибур стал последней жертвой своих долгов.

- Надо же. Стоило начать серьёзно подозревать тебя и твоё торговое собрание, как у тебя появились идеи. Чудо? Промысел богов?- поинтересовался Баэльт, делая новую затяжку и выпуская дым под потолок.

- У него было дохрена долгов, и все уже давно привыкли к ним. Я думал, ты об этом знаешь, потому и молчал.

- И кому же он должен был?- посмотрим, хитрая твоя рожа, чьи имена ты назовёшь.

- Мне, Моргриму Железные Руки и Алану. Каждому не меньше шестисот фольтов.

Ничего нового. Те же имена. Те же мотивы.

- Ты опять лишь раззадорил моё подозрение к тебе.

- Мой долг – быть честным с тобой. А делать выводы тебе придётся самому.

Баэльт глубоко вздохнул. Какое благородство! Какая честность! Быть может, он ещё и бедняков кормит? Раздаёт деньги? Святой Гус!

- Ещё что- то?- поинтересовался Гус, вежливо улыбаясь.

- Этого хватит,- буркнул юстициар, потирая повязку. Почему отсутствующий глаз постоянно чешется? Надо сказать об этом Каэрте. Может быть, это важно.

Впрочем, плевать.

- Этот город огромен, Баэльт,- наставительно проговорил Гус.- Тут много кто мог убить Рибура просто так. Может, бывшие работники, которых он выкинул с фактории?

- Не каждый так поступит,- сказал полуфэйне.- Его убил либо профессионал, пытаясь кого- то подставить, либо…

- Либо?

- Либо полный мудак, у которого руки из задницы растут,- Баэльт медленно поднялся в кресле. Что, теперь на него нападут? Это ноги затекли или яд уже начал действовать?- Спасибо, Гус. Ты помог мне, самое меньшее, поверить, что в этом городе ещё есть честные люди.

Как сказать шлюхе «спасибо, ты помогла мне поверить, что тут есть целомудренные люди».

- Мрачноглаз,- осторожно позвал его Гус.

- Чего?- кинул юстициар, замерев на пороге.

- Удачи тебе, и останься цел. Ты хороший юстициар,- что это в голосе? Ирония? Презрение? Ты ведь знаешь о той истории с Тишаей. Знаешь. Только попробуй…

- Или был хорошим юстициаром,- спокойно продолжил Гус.- Городу жалко было бы терять того, кто творить настоящее правосудие. Хоть даже и такого, как ты.

- Спасибо на почти добром слове. Но этому городу не жалко никого,- тихо ответил Баэльт, закрывая за собой дверь.

Глава 6

Встреча с Гусом оставила послевкусие желчи на губах юстициара.