После дождя (СИ), стр. 17

- Ты знаешь, что я хочу слышать,- гнев начинал медленно овладевать Баэльтом. Ему надоело это пустословие.

- О, да,- хохотнул Моргрим.- Ты хочешь услышать, что я знаю, кто эти люди. И где они. И почему же?

Баэльт сделал пару быстрых шагов и опёрся руками на стол, склоняясь своим лицом к лицу Железных Рук.

- Да потому, что ты проклятый цехмейстер несуществующего цеха убийц, грабителей, разбойников и воров этого проклятого города,- прохрипел он.- И жив ты до сих пор не потому, что тебя охраняет толпа головорезов, а потому, что ты сотрудничаешь с нами.

Моргрим слегка отстранился и помахал рукой перед носом, разгоняя дым плакта.

- У тебя хороший плакт, Мрачноглаз. Отличный! Крепкий, терпкий… Явно не здешний. Хотя… Где вы видели плакт, который выращивают в Веспреме?- он усмехнулся.- Тут растёт в изобилии лишь предательства, жадность и подлость.

- Моргрим,- голос Баэльта сдавило нахлынувшей яростью, и он раздался низким хрипом.- Либо ты сейчас говоришь мне всё, что знаешь об убийцах, либо твоё сотрудничество со стражей сейчас закончится.

- Весьма дерзкое замечание для тог бывшего юстициара, находящегося посреди целого притона кровожадного сброда,- хихикнул Моргрим.- Ты угрожаешь мне? Ты знаешь, почему меня зовут Моргрим Железные Руки? Имя Моргрим мне дали аргринги под моим началом. Оно значит «душитель» на их языке. А Железными Руками меня назвали…

- Мне плевать, почему тебя назвали. Имена. Живо.

Моргрим устало и расстроено вздохнул.

- Видят боги, я не хотел так поступать, Баэльт, но…

Баэльт схватил Моргрима за ворот рубахи и швырнул на стол. Моргрим попытался вывернуться, но к его шее тут же был приставлен нож для бумаги.

- Назад, Бахарг!- сдавленно крикнул Моргрим, и аргринг замер с топором в руках.- Стой на месте и не делай резких движений!- Железные Руки хихикнул.

- О, ты смеёшься,- выдохнул Баэльт, сильнее прижимая кинжал к шее фэйне.- Весёлая ситуация, да? Существо, которое может жить почти триста лет, существо, что стоит едва ли не на вершине убогой преступности Веспрема – будет зарезан ножом для бумаги? Прямо у себя в логове? Посреди целой армии своих пьяных головорезов? Обхохочешься!

- С годами ты становишься всё жёстче и жёстче,- сдавленно выдал Моргрим.- Но я не могу тебе ничего сказать, Баэльт.

- Не хочешь,- прохрипел Баэльт.

- Не могу,- попытался обезоруживающе развести руками Моргрим.

- А знаешь, что я могу? Ткнуть тебя этим подобием ножа, выпрыгнуть в окно и свалить отсюда. Уж поверь мне, я знаю портовый квартал лучше твоих идиотов, а уж бегаю и подавно быстрее их.

- Умру неотомщённым,- грустно вздохнул Моргрим, аккуратно и едва заметно притягивая кончиками пальцев перо.- А ты будешь благоденствовать, да? Жизнь несправедлива.

- Ты всё ещё жив – конечно же жизнь несправедлива,- тяжело проговорил полуфэйне, пододвигая кусок бумаги под руку Моргрима. Старые игры.- Так что решай, скажешь ли ты мне хоть что- то или нет.

- Прости, Баэльт,- перо едва заметно заскользило по бумаге, выводя руны.- Но нет. Я не сдаю своих ребят. Тем более, кому- то вроде тебя. Ты не особо от них отличаешься. У каждого из них были проблемы с деньгами. Или стражей. Или женой… Ладно- ладно, молчу, убери…

- Имена.

- Я не могу.

Мрачноглаз поднял голову на аргринга, а свободной рукой осторожно достал бумажку и спрятал в кулаке.

- Ты уверен?- проскрипел бывший юстициар, пряча бумажку в карман плаща.

- Абсолютно,- и Моргрим извернулся у него под руками. В следующий миг пол рванулся навстречу Баэльту.

Юстициар перекатился, и подкованный каблук врезался в пол туда, где мгновение назад была его голова. Сердце бешено стучало, когда он попытался подняться и чудом увернулся от удара ногой. Выкрутившись из- под удара огромного кулака аргринга, он огромным прыжком пересёк всю комнату и распахнул окно. Хлопнула ставня, а в следующий миг послышался звон битого стекла. Ветер ворвался в комнату ледяным порывом.

- Стой!- проревел Моргрим, гневно исказив лицо под трепещущими волосами.

Баэльт уже вскочил на подоконник, когда сзади грохнула дверь. Внутрь влетело несколько человек, раздались вопли и тонкое треньканье. Рядом с головой Баэльта в стену впился болт.

Моргрим руками увёл арбалеты вниз, истошно вопя:

- Вы охренели?! Не хватало ещё тут трупа юстициара! Убрали!

Воздух наполнился хриплым возбуждённым дыханием убийц Моргрима.

- Мрачноглаз, в этот раз ты меня разозлил,- прорычал Железные Руки. Ветер, что врывался в помещение, трепал его длинные волосы.- Либо убирайся, пока цел, либо…

- Отдай мне меч – и я уйду,- мрачно проговорил Баэльт, быстрым движением поднимая воротники. Струйки воды уже стекали по краям его шляпы на пол и на плащ, и он не хотел бы, чтобы эта струйка попала ему за шиворот.

Он и так успеет вымокнуть.

Моргрим гневно выдохнул, а потом сделал знак. Какое- то время в коридоре возились.

А затем Моргриму подали перевязь с мечом и кинжалами.

Чуть- чуть выдвинув клинок из ножен, Железные Руки презрительно скривился и швырнул его Баэльту.

- Всё,- рыкнул он.- А теперь, если ты не против…

Баэльт, схватив ножны одной рукой, лишь кивнул.

А в следующий миг спрыгнул на крышу соседнего дома, что была всего в трёх шагах.

Силуэты всего вокруг смазались и пошли кругом, когда он ударился о крышу и заскользил на спине по мокрой черепице. Рванувшийся было крик был заткнут обратно ветром. Пара мгновений невесомой беспомощности – и он приземлился на ноги, разбрызгав воду из- под сапог и испугав до ужаса какую- то пьян.

«Да я и сам напуган, дружище»,- подумал он, глядя вслед убегающему и вопящему нидрингу.

Проклятье, почему дышать так тяжело- то?.

- Чокнутый сукин сын!- раздался сзади.

Баэльт повернулся и увидел тёмный силуэт Моргрима в окне. Согнув руку в неприличном жесте, он развернулся и быстро пошёл вглубь тесных улиц.

Надев перевязь и восстановив дыхание, он дрожащей рукой извлёк помятую бумажку.

«Портовые стражники знают. Удачи».

Баэльт тяжело вздохнул, потирая ноющую после удара спину.

Он слишком стар для этого всего.

Глава 8

Небо над портом было уныло- серым. По всем законам, должен лить дождь – однако его не было. Не было даже привычного промозглого ветра. Неужели боги ненадолго смилостивились над Веспремом?

Баэльт прекрасно знал, что нет. Богов невозможно разжалобить трупиком ребёнка, всплывшим у причалов. Невозможно разжалобить плачем торговца, что поутру находит свою убогую лавку опустошённой, а сына – убитым.

Даже многоголосый горестный крик всех веспремцев не заставит божественных ублюдков всего лишь обратить сюда свой взгляд.

Толпа медленно проплывала мимо на фоне серого моря и леса мачт. Моряки, торговцы, шлюхи, воры, убийцы, приезжие ротозеи. Как же Баэльт их ненавидел. Каждый из них вносил свою лепту превращения города в бездну беззакония и несправедливости.

А ещё они торговали, орали, смеялись – в общем, создавали много шума.

Сплюнув, он поплотнее укутался в плащ и опёрся на стену. И эти вездесущие торговцы. Обложились ящиками и бочками, вытянулись в длинную линию вдоль стен складов – и орут как умалишённые.

- Рыба, свежая рыба!

- Креветки! Вкуснейшие креветки!

- Места на корабле до Карна! Недорого!

Вопли, вопли, вопли.

Вот потому- то он и не любил без дела бывать на пристанях.

Эта часть города находилась в суматохе круглые сутки. Лишь ночной ливень разгонял толпу.

Чьи- то маленькие руки впились ему в подол плаща, и он лениво повернул голову.

- Подайте на хлеб, милостливый господин,- на него из переулка смотрели большие детские глаза. Девочка со спутанными длинными волосами, одетая в невесть боги что.

- На хлеб,- хмыкнул Баэльт. Кивнул.

Ещё одна несчастная жертва всепоглощающего города.

Баэльт со вздохом выудил из кармана две монеты и протянул ребенку.