После дождя (СИ), стр. 2

Он просто хотел выпить.

Шлёп. Шлёп. Шлёп.

Стук капель воды по шляпе одновременно успокаивал и раздражал. Он не любил, когда шляпа высыхала целую бесконечность, да и перо опять выкидывать. А зачем шляпа без пера?

Из переулков на него хищно глядели глаза голодных дворняг и бедняков. Он не знал, кто из них более походил на животных. И не был уверен, что людям от него нужно не то же, что и собакам.

Наконец, он добрался до каналов. Зловонные потоки неслись в сторону моря по каменным венам, перекрывая даже свежесть дождя отвратительной смесью дубильных средств, нечистот, масла и прочей гадости. Узкие, высокие дома теснились на небольших островках грубой каменной кладки, которые были соединены где мостиками, а где – переброшенными досками. Когда- то разветвлённая система каналов служила для чего- то.

Однако теперь она служила лишь для сплава всякой дряни из ремесленного и жилого кварталов. Иногда каналы приносили труп. Тогда местные лишь брали длинные шесты и молча, без каких- либо слов, помогали и этому сорту дряни добраться до моря, не застряв в узких местах.

Жить у Каналов было невыносимо. Но в Веспреме были места и похуже. Медный или Старый кварталы, обитель бедноты и самых мерзких типов, например. Гостевой квартал, в котором ошивались приезжие торговцы, объект нездорового внимания для многих любителей разбоя.

Да и Портовый район, если уж на то пошло.

В этот раз юстициар был даже слегка рад видам мерзкой жижи. Добраться до каналов значило быть на полпути к трактиру. Если всё будет удачно, это не займёт много времени.

Когда он переходил по доскам очередной узкий канал, в его сторону из- за угла под двинулись четверо. Трое были выше человеческого роста. Четвёртый – чуть ниже.

- Мрачноглаз?- раздался мощный голос сквозь дождь, и Баэльт сделал пару быстрых шагов назад, положив руку на эфес меча.

- Да,- подтвердил он, готовый отпрыгнуть в любой момент. Гром пронёсся тяжёлым раскатом по небу.

Он не хотел проблем. Совсем не хотел.

- Отлично,- нидринг остановился, делая знак ему подойти. Дождь барабанил по его лысине, которая стала блестящей, будто отполированный шлем.- Есть работа.

Глава 2

Фактории никогда не менялись – и Баэльт ненавидел их именно за это. Тут всегда пахло работой, потом и деньгами. Тем, что в Веспреме всегда было сопряжено со страданиями и преступностью.

Единственным плюсом этой была тишина. Обычно в факториях и цехах царил хаос и грохот. Но здесь было тихо и пусто.

Молоты были аккуратно составлены в ряд у стены, на наковальнях ещё лежали раскалённые и остывающие заготовки, печи ещё полыхают.

Не было только работников, о которых напоминал удушливый смрад – смесь пота и плакта.

Но в него вклинивался другой. Более знакомый Баэльту. Он шумно втянул воздух, затем – ещё раз.

- Да, запашок не очень, но…- виновато и неловко проговорил нидринг.

- Пахнет гнилью. Трупной гнилью,- хрипло заметил Баэльт.

- Ну…- нидринг недовольно сморщился.- Цехмейстер. Работники как почуяли – сразу же разбежались.

Баэльт понимающе кивнул. В Веспреме все знали – если в воздухе парит приторно- сладкий запах гниения, а из- за прочно запертой двери никто не отзывается, лучше делать ноги, пока тебе не предъявили обвинения в убийстве. Ну, или не заставили выгребать то, что сгнило. Иногда куча мусора за запертой дверью – просто куча мусора за запертой дверью.

Баэльт огляделся, заложив руки за спину. Кронциркули, щипцы, ухваты, котлы, формы и слитки металла – всё это явно оставляли быстро. Но аккуратно, зная цену. Сразу видно – цех нидрингов.

- Отличная у вас фактория…- недовольно прохрипел бывший юстициар, переводя взгляд на приоткрытые окна. Из- за мутного, грязного и прокопчённого стекла проступали жёлтые пятна света и мелкие точки мороси.- Да. Отличная.

На его взгляд, не лучше куска дерьма.

- Благодарю, эм…- нидринг замялся у входа в длинный коридор.- Нам сюда.

- Погоди, Гири, погоди,- Баэльт с гадливо- презрительной миной достал веточку плакта из внутреннего кармана плаща.

Гири буравил его неодобрительным взглядом, пока двое огромных аргрингов распахивали окна.

- В наше время плакт – довольно редкое и дорогое увлечение,- сварливо заметил нидринг.

Баэльт согласно кивнул.

Кажется, нидринг ожидал другой реакции.

- Эта дурь не скажется на качестве работы?

- Можешь поискать другого «работника»,- Гири зло оглянулся на него. Баэльт картинно оглянулся.- Что? Никого больше нет? Вот так неожиданность. Так что…- он молча запалил веточку о горн и затянулся пряным дымом.- Веди молча,- дым вместе со словами вырвался изо рта.

Нидринг хмыкнул и, махнув рукой, зашагал по коридору. Баэльт последовал за ним, отмечая громкие шаги аргрингов за спиной.

Не нравились ему такие дуболомы. Он прожил в этом городе шестнадцать лет и успел привыкнуть ко всем. К таким разным и таким одинаковым людям. К крикливым, жадным и недоверчивым нидрингам. Даже к высокомерным и чванливым фэйне.

Но не к аргрингам. Он никогда не мог понять, что у них на уме – дружески хлопнуть по плечу или снести голову. Аргринги – они такие. Огромные, вечно раздражённые и готовые драться.

Он оглянулся, и один из серокожих здоровяков улыбнулся, обнажая крупные острые зубы.

Бывший юстициар отвернулся. Да. Не самая приятная улыбка.

Когда они поднялись по крутой и узкой лестнице на этаж выше, перед взглядом Баэльта предстал распахнутый вход в кабинет. Оттуда шел ужасный запах, который чувствовался ещё на первом этаже.

Однако если раньше ему казалось, что это гниль, то теперь он был уверен, что кто- то просто устроил выгребную яму в кабинете цехмейстера.

Баэльт за всё время работы привык ко всякому, но вонь заставила его поперхнуться убрать плак. Сама мысль о том, что вместе с пряным дымом этот воздух может попасть внутрь его лёгких, казалась ему отвратительной.

- Вот, собственно, и оно- ,Гири неловко указал рукой на распахнутую дверь.

Баэльт извлёк из рукава платок и поднёс его к носу. Это абсолютно не помогало, однако непринуждённость и изящность этого жеста всегда поднимали его статус в глазах нанимателя. И цену.

- Стража и лекари уведомлены?- глухо поинтересовался он, даже не глядя на нидринга.

Конечно же нет. Иначе бы его не звали.

Гири посмотрел на него исподлобья, холодным и спокойным взглядом, будто бы старался не ответить на оскорбление. Баэльт терпеть не мог такие взгляды – он испытал горячий прилив желания сделать так, чтобы нидринг больше не мог смотреть таким взглядом ни на кого.

- Я не слышу ответа,- хмуро произнёс бывший юстициар, глядя прямо в глаза нидрингу.

За ним было преимущество – ему не моргнуть было в два раза легче. С одним глазом против двух всегда легче.

- Ты и сам знаешь,- нехотя признался нидринг, медленно отводя взгляд.

- Да- да,- раздражённо отмахнулся Баэльт, уловив знакомые нотки.- Всем плевать на бедных нидрингов, стража никогда за это не возьмется. Сто раз это слышал уже. Как звали цехмейстера?

- Рибур. Знаешь,- сощурился нидринг,- ведёшь ты себя по- сволочному. Как они. Точно человек.

- Могу себе позволить- ,бесстрастно ответил Баэльт, глядя в комнату, из которой с каждым мигом пахло будто бы хуже.- Лучше скажи мне… Этот ваш Рибур – большой… Человек,- нидринг впился в него гневным взглядом. Ну и пусть.- Его смерть стража вряд ли оставит без надзора. Как же так случилось, что…

Гири гневно всхрапнул и всплеснул руками.

- Ты прекрасно знаешь, как так случилось!

- Хотелось бы удостовериться, что именно я знаю,- Баэльт хотел, чтобы нидринг сам сказал это.

- Я проконтролировал, чтобы никто не трепался! Доволен?!

- Вполне.

- Вот потому- то ты и здесь. Если завтра по городу прокатиться весть, что главу цеха нидрингов- кузнецов вот так вот взяли и убили прямо у него на фактории – как это скажется на делах?