После дождя (СИ), стр. 21

Баэльт уселся рядом с ним.

- Келморцы. Возможно, бывшие солдаты. Возможно, работали с Моргримом.

- С Моргримом…- лейтенант медленно кивнул.- Один из них недавно начал хромать?

- Именно,- кивнул Баэльт, не поворачиваясь. Однако сердце его часто забилось. Ну же, ну, ну!

- Да. Видел их. За них кое- кто приплатил. Чтобы мы их не видели в упор.

- Кто приплатил?

- Без понятия. Просто на моём счету в банке раз в три дня становится чуть больше серебра.

«Недурно, Моргрим, недурно. Кажется, я близок к разгадке смерти Рибура. Очень близок. А, значит, ближе к пополнению кошелька.»

- И где я смогу их найти?- Баэльт возбуждённо облизал губы.

- Вам кто- нибудь говорил, какой у вас неприятный и скрежещущий голос?- недовольно сморщился Вернен.

- Наверное, пытались. Но ты же знаешь, как сложно понять человека, когда лишаешь его половины зубов,- Баэльт презрительно посмотрел на стражника- Так где? - На складе, возле Солёной пристани. Лучше брать ночью. Но одному вам туда соваться категорически не советую, их будет по меньшей мере пятеро.

- Одному не советуешь…- задумчиво произнес Баэльт.–Ну, Алистер, долг прощен. На время. Бывай.

Встав, он направился к выходу. Ему нужно было найти Мурмина.

Ведь он действительно не может сунуться туда один.

Глава 10

Дождь бил по мостовой, стенам и стёклам. Он пронзал ночную мглу города и белый дым, рвущийся из труб домов. Рокот грозы заглушал грохот бушующего моря.

Сегодняшний ливень был особо холоден, особо мерзок и особо неприятен. Наверное, потому, что он, Баэльт, уже почти час торчал под потоками ледяной воды.

Бывший юстициар раздражённо оторвал промокшее и свесившееся со шляпы перо и бросил его в лужу. Свет фонаря слабо отражался в рябой поверхности лужи, и казалось, будто бы перо маленькой галерой бороздит море света.

Молния расколола небо на тысячи кусков бело- синим копьём, освещая гавань. Яркая вспышка выхватила мрачные силуэты кораблей, отбелила мокрые скаты крыш и создала на миг ужасающую, гротескную картину города.

В следующий миг всё вернулось в обыденное состояние промокания, а небосвод сотряс грохот грома.

- Дрянная погодка, э?- мрачно поинтересовался Мурмин, натягивая на лицо капюшон и запахивая плащ поплотнее.- Давно так не лило.

- Давно,- согласился Баэльт.- Целых два дня.

- Два дня без дождя,- мечтательно протянул нидринг.- А теперь опять борода будет похожа на мокрую метёлку.

- Она у тебя всегда похожа на мокрую метёлку,- заметил Хортиг, хихикая. Нидринг окинул наёмника злым взглядом и плюнул в лужу.

- Для тебя все бороды выглядят одинаково, девчонка. Заведи свою – а потом пищи!

- Заткнитесь,- коротко бросил Баэльт, переминаясь с ноги на ногу. Его взгляд был прикован к небольшому складу напротив переулка, в котором они прятались.

Наверняка один из мелких цеховых складов. В конце концов, что в Веспреме не принадлежало цехам? Ткни в любое здание, в любого человека – и наверняка укажешь на цеховую собственность.

По крайней мере он, Баэльт, точно им не принадлежал. Как и те люди, которым он заплатил свои последние деньги.

Из тройки наёмников он знал лишь Хортига. Скользкий, убийственный ублюдок, которому нельзя было доверить даже дырявый сапог. Найдёт кинжалы для тёмной работы даже в монастыре, подобьёт отца убить сына, продаст безногому сапоги.

Дырявые сапоги.

Именно такой человек, который нужен был Баэльту сегодня.

- Кажется, я кого- то вижу,- прохрипел бородатый арбалетчик.

Баэльт присмотрелся и увидел уныло плетущуюся фигуру в свете фонарей. Плащ с капюшоном трепыхался на ветру, звонкий стук трости пробивался сквозь дробь дождя и грохот волн.

Стук. Стук. Стук.

Ветер швырял ледяную воду прямо в глаз, мешая рассмотреть человека.

Через завесу дождя юстициар следил, как человек лавирует между бочками, ящиками, кранами и свёрнутыми канатами.

Лавировал в сторону нужного им склада.

- Может, возьмём сейчас?- спросил Мурмин, утирая лицо от воды. Однако Баэльт покачал головой. Им всё нужно объяснять. Толпа дебилов.

- Люди с такой походкой не ходят в таких местах в такое время в компании самого себя.

Будто бы в подтверждение его словам, в некотором отдалении от силуэта появились трое – высокие, тоже закутанные в плащи и разбрызгивающие воду из- под ног и несущие фонари. Двое из них держали заряженные арбалеты, а третий держал руку эфесе меча.

- Как я говорил,- прошипел Баэльт, отступая обратно в переулок.- Никогда не ходят одни.

Человек с тростью, резво перепрыгнув через пару луж, добрался до двери склада. Пропустив перед собой одного из охранников, он нырнул в тёмный провал двери.

Последний охранник с арбалетом остался стоять снаружи, стараясь вжаться в стену и не попадать под ливень. Одна его рука держала арбалет, а другая – фонарь. Тускло- грязное пятно света разливалось сквозь штрихи дождя.

- Не завидую парню, который остался снаружи,- шмыгнул носом Мурмин.- Умирать мокрым с ног до головы – хреново.

- Постарайтесь не убить,- попросил Баэльт.

- Без проблем,- буркнул здоровенный арбалетчик и, подняв арбалет, выстрелил.

Болт с лёгким треском тетивы исчез в дожде, а в следующий миг возник в глазу у охранника.

Гроза осветила его изумлённое лицо. А в следующий миг он осел в лужу, стукнув головой о дверь.

Фонарь выпал из его руки и разбился, огонь свечи потух, и над ним поднялся лёгкий дымок.

- Я пытался,- пожал плечами арбалетчик, натягивая тетиву и накладывая новый болт в ложу.

Проклятье. Через пару мгновений дверь откроется. И тогда…

- Вперёд,- коротко скомандовал юстициар, и Хортиг свистнул остальным. Они рванулись вперёд.

Идиоты и убийцы, упивающиеся насилием, подумал Баэльт, обнажая клинок на бегу. Он бы с радостью вогнал этот клинок по рукоять в грудь арбалетчика, или же полоснул бы им по лицу аргринга, что отвратительно улыбнулся при виде заваливающегося стражника.

Но теперь ему приходилось работать с тем, что есть.

Гнев обручем сковал голову, выдавливая лёгкие хрипы облачками пара изо рта.

Мурмин резко свернул направо и полез по лестнице на крышу. Разумеется, как всегда, заходит с тыла, чтобы потом следить за входом. Правильное решение, тускло одобрил Баэльт, вздымая тучи брызг сапогами.

Когда они добрали до двери, та начала открываться. В дверном проёме, в грязно- жёлтом свете нескольких фонарей, виднелся высокий силуэт.

- Какого демон…- в следующий миг тесак аргринга раскроил череп человека. Кровь брызнула во все сторону, а аргринг с глухим рычанием рванулся внутрь, опрокидывая труп и выдёргивая застрявший тесак.

Осталось четверо.

Баэльт прошмыгнул вслед за ним в нарастающем крике, лязге и клёкоте.

В обширном помещении, полном ящиков, бочек и свисающих с потолка верёвок, начиналась бойня. Два фонаря резко дёргались из стороны в сторону, создавая беспорядочную пляску света.

Аргринг, умело орудуя своим оружием, с рёвом наседал на двух людей. Ещё один человек с рассеченной грудью валялся на грязном дощатом полу, пытаясь отползти.

- Аы- ах,- вырывалось из его груди, пока кровь, булькая, выливалась на его куртку. Молодое лицо было покрыто кровью и слезами.

Перескочивший через ящики Хортиг метнул нож, и появившийся в полосе света аргринг упал на колени, вопя и дёргаясь.

А их- то шестеро, равнодушно подумал Баэльт. Но это ничего не решает.

Юстициар с шипением швырнул опешившего человека к ящику и хлестнул его наотмашь. Человек с пронзительным воплем отшатнулся и осел, хватаясь за быстро краснеющую куртку.

Лишь на миг Баэльт встретился взглядом с маленькими, слезящимися и полными боли глазами. А в следующий миг развернулся, решив не добивать его.

Однако больше сражаться было не с кем - человек с тростью резко вышагнул вперёд, поднимая вверх руки.