После дождя (СИ), стр. 73

Мурмин с хрипом- кашлем содрогнулся, рыгнул и хватил воздух ртом.

Кажется, пронесло.

- Вы в порядке?

- Можно допустить мысль,- утвердительно кивнул Мурмин, разворачиваясь.

Перед ним стоял мрачного вида здоровяк.

- Господин Эрнест желает видеть вас,- мужчина с ничего не выражающим лицом быстро показал юстициарский амулет.- Вам следует протрезветь и переодеться. Меня послали проследить за этим.

Мурмин сглотнул, пытаясь не выдать испуга.

«Твою мать».

Глава 30

Крупные капли стекали с плаща Мурмина прямо на пол. Он смущённо шмыгнул носом и оглянулся на грязную цепочку следов из коридора. Они странно чужеродно смотрелись на богатом паркете Дома Справедливости.

Да и он сам тут чужеродно смотрелся. Осунувшееся лицо, запах перегара, бегающий взгляд. Он не должен здесь появляться чаще раза в месяц. Один раз – забрать месячную плату. И всё.

Ещё одна встреча, которой он предпочёл бы избежать.

Кажется, он начинал понимать Мрачноглаза. От людей всегда больше проблем, чем толку. Кем бы они ни были.

Худому счетоводу были безразличны все его умозаключения. И, кажется, вся принесённая им грязь нисколько его не тревожила.

Кроме монет, худощавого паренька ничего не заботило.

Мурмин виновато прочистил горло, стараясь привлечь внимание счетовода. Однако тот, невозмутимо скрипя пером по бумаге, лишь тихо- тихо проговорил:

- Вам стоит лечиться, если не хотите осложнений болезни. Кашель всегда только начало.

- Эм… Благодарю,- Мурмин неловко потёр щёку. Так странно – вежливый человек в Веспреме.- Я к господину судье…

- Да- да, он ждёт,- вновь ответил счетовод, не поднимаясь от записей.- Только осторожнее с ним. Он… Странный в последнее время.

Мурмин остановился на полпути к двери в кабинет Эрнеста.

- Странный?- видят боги, странности ещё ни разу не были приятными.

В этот раз счетовод оторвался от записей и поднял странно правильное лицо на нидринга.

- Он появился только сегодня, до этого две недели где- то пропадал. Выглядел мрачным и усталым, как никогда. Притащил с собой двух юстициаров. И никого сегодня не принимает. Кроме вас, господин Мурмин,- и он, одним движением руки подписав что- то, принялся перекладывать монеты из одной стопки в другую. Он демонски ловко справлялся с этим делом, и это зрелище увлекло Мурмина.

- Надеюсь, ты такой же честный, как и ловкий,- улыбнулся Мурмин, кивая подбородком на монеты.- Прошлый счетовод кое- что не досчитывал. Теперь он в Котле. Не хотелось бы, чтобы кто- то вежливый и спокойный попал туда же.

- Нет, господин,- резво ответил парень, вращая монетку длинными тонкими пальцами.- Отец учил меня чтить справедливость и честность.

- Странные уроки для Веспрема,- заметил Мурмин, кривясь.

«Мой отец тоже многому меня учил. Толку с этого вышло немного, паренёк…»

- Как тебя зовут?

Парень замер с монетой в руках, с какой- то задумчивостью вглядываясь в серебряный кругляш. А затем, ловко завертев его, тихо ответил:

- Лорад.

Мурмин хмыкнул.

- Необычное имя для человека.

Паренёк лишь криво усмехнулся.

- У меня и акцент необычный для человека, thais wa?

«И как же сразу не догадался…»

Нидринг натянуто улыбнулся, фэйне ответил тем же.

- Удачи со стариком,- бросил Лорад вслед Мурмину.

«Верное пожелание. Удача мне, кажется, понадобится».

Удача – и немного покоя. Раньше к нему украдкой подходили и спрашивали, не он ли Горькая Правда. Выражали восторг. Просили расписаться на отвратительно напечатанных стихах. Но не так часто, как теперь подходили к нему.

«Ты правда знал Мрачноглаза?»

«Он многое сделал. Сочувствую твоей утрате».

Ложь. Ложь. Ложь. Он сам и в лучшие для Баэльта времена не назвал бы его смерть огромной потерей. Для кого- либо или чего- либо. И уж тем более – для Веспрема.

Тут и без Баэльта хватало боли и жестокости.

Но проблема не в том. Проблема в том, что Торговый Судья вызвал его к себе. А это значит одно из двух. Либо сейчас выльет новую порцию лжи на Мурмина, либо он хочет поговорить о его творчестве.

Честно говоря, это был один из тех случаев, когда Мурмин предпочёл бы ложь.

Сейчас он узнает, что заготовил ему Старик. Между ним и ответом лишь длинный коридор, заваленный бумагами.

Слишком тёмный коридор для обители надежды и справедливости, иронично заметил Мурмин, стараясь погасить тревогу. Впрочем, когда справедливость и красивая обложка шагали рука об руку?

«Может, старик просто стал вампиром».

Представив себе старого, сухопарого и строгого Эрнеста в виде кровопийц из сказок, Мурмин против воли улыбнулся. Хрен бы что изменилось – он и так пьёт кровь из доброй половины города, а клыки наверняка уже выпали от старости.

Мрачноглаз на эту роль подошёл бы больше.

«Какого демона?- скривился нидринг, едва не сбиваясь с шагу.- Он мой друг, пора бы прекратить думать о нём столько херни…»

Хорошо, что коридор закончился раньше, чем он успел придумать что- то ещё.

Когда Мурмин увидел кабинет Эрнеста, он слегка потерянно остановился на пороге.

Тоже полумрак. Неприятный, вязкий полумрак. Мурмин, в отличие от остальных нидрингов, никогда не любил темноты. Ему казалось, что оттуда на него кто- то таращится.

Впрочем, в кабинете Эрнеста таращиться на него мог только один человек.

Худощавый старик с осунувшимся лицом сидел за столом, и лишь половина его лица была освещена тусклым светом единственной свечи.

- Эм…- смущённо протянул нидринг, откидывая капюшон плаща. Он ещё не говорил с людьми такого полёта, и это было довольно страшно. Наверняка Баэльт бы в этом случае нахамил бы, рявкнул…

К демонам Баэльта.

- Добрый вечер,- более- менее внятно проговорил он, слегка наклоняя голову. Вроде бы так и принято приветствовать того, кто обладает почти всемогуществом в твоём проклятом городе.

- Ну и какого демона ты там встал?

Это был не совсем тот приём, которого он ожидал.

- Я...- он сглотнул, пытаясь справиться с внезапно пересохшим горлом.- Я сержант Мурмин Хор…

- Я знаю, кто ты,- проскрипел старик.- И обращаюсь не к тебе.

Через мгновение чьи- то крепкие руки хлопнули его по бокам, заставив вздрогнуть от неожиданности.

- Я просто обыщу тебя, малыш, не дёргайся,- просипел ему кто- то на ухо, продолжая ощупывать его.

- Малыш у тебя в штанах,- фыркнул нидринг, чувствуя прилив злости.

Эрнест тихо хихикнул. Хихикнул совсем неподобающим для Торгового Судьи образом.

- Если думаешь обидеть Мелински, тебе придётся придумать что- то посерьёзнее,- каркающе заявил Эрнест, покачивая головой.- Но попытка неплохая. Согласен, Мелински?

- Бывали и похуже,- судя по тону, Мурмину лучше не попадать в список шутников. Пока руки Мелински не ощупали его шею на предмет сопротивляемости сворачиванию.

- Меч – и всё,- проговорил Мелински.

- Ну, пока ты здесь, его меч мне не грозит. Верно?

- Верно.

- Верно, Мурмин?- Эрнест сделал знак подойти.

- Конечно…- он осёкся, запутавшись. Проклятье, а как стоит обращаться к Торговому Судье? Ваша справедливость? Ваше… Ваше…

Конечно, «ваше мудозвонство» подошло бы лучше всего, но он был уверен, что над такой шуткой Эрнест не посмеётся.

Впрочем, старик искренне наслаждался его смятением.

- Что- то не так?- его хитрый прищур тянул отвратительной насмешкой.- А… Кажется, понял. Можешь звать меня «господин Эрнест». Меня все так зовут.

- Буду знать,- проворчал нидринг, ожидающе глядя на Эрнеста. «Господин Эрнест». Предложил бы сесть, что ли.

- Надо же,- судья выгнул бровь, криво ухмыляясь.- Даже вежливо ждёшь приглашения сесть. Да и шутить умеешь. Похоже, Мрачноглаза тянет к тем, кто полностью противоположен ему. Ты, Каэрта…- сердце Мурмина на один миг ускорило бег.- Да и всё. Ты и Каэрта. Вот и все друзья Мрачноглаза. Впрочем,- старик покачал головой с неодобрительным цоканьем,- я вообще удивлён, что у него есть друзья.