После дождя (СИ), стр. 95

- Какая ирония…

- Данной бумагой я рекомендую Торговому совету выбрать как минимум временным Торговым судьёй и королевским представителем лицо, прошедшее подготовку мной в течении некоторого времени. Данное лицо компетентно в вопросах юриспруденции и военных действий, а так же частично финансовых вопросах. У тебя нет плохого предчувствия по поводу этого всего, а?

- Мурмин, демоны раздери! Просто посмотри имя! Имя! В самом низу!

- Так- так- так…В случае отказа город на хаос, ага… Вот. За сим, рекомендую назначит на должность Торгового судьи…

Мурмин долго вглядывался последние два слова. Холод и жар охватили всё его тело.

Он пытался понять, не мог ли он сделать ошибки в прочтении. А потом понял, что всё правильно.

- Твою мать,- с чувством произнёс он, едва сдерживая слёзы обиды.

Почему такая несправедливость?..

- Кто?- Баэльт напрягся в кресле Эрнеста.

- Я не должен был этого читать…- Мурмин бросил на стол лист с печатью Торгового судьи.- Это должен был прочитать ты.

- Почему?- устало прошептал Баэльт.

Мурмин поднял на него свой взгляд. Его лицо пылало, а мир был смазанным от выступивших слёз. Вздохнув, он процедил сквозь зубы:

- Потому что ты теперь у нас главный.

Глава 39

Пепел

Нищий. Вор. Грабитель. Убийца. Юстициар. Юстициар- сержант на короткий миг до болезненного падения.

И, наконец, временный Торговый судья.

Да уж. Достойный путь. Путь, который привёл его сюда.

Думал ли он, что когда- нибудь будет здесь? Нет. Никогда.

Он сидел за массивным столом.

За столом, за которым Эрнест раздавал приказы, подписывал важные документы и продумывал свои тайные делишки разного масштаба.

А Баэльт просто сидел за столом. Без приказов, документов и тайных делишек.

Просто сидел и потирал тупо ноющую ногу, что сводила его с ума. Сидел и думал о том, как он в это всё вляпался. И как будет выляпываться.

Мурмин стоял совсем рядом, с недовольным видом курил свою позёрскую трубку и что- то обдумывал.

И Баэльт догадывался, что.

Наконец, нидринг слегка кашлянул, привлекая к себе внимание.

- Я вот всё думаю,- прохрипел он, выдувая струи дыма через ноздри.- Как Совет отреагирует на нас? Бывшие воры, убийцы и вымогатели. Нынешние юстициары, которых учат не отдавать, а беспрекословно следовать приказам. К тому же, я – поэт, связанный с рабочими. А ты до недавнего времени был мёртв,- нидринг спокойно перечислял всё это, глядя в потолок.- Я думаю, я могу нас поздравить,- Баэльт напрягся.- Мы с тобой худшие кандидаты на роль спасителей города.

- Похоже на то,- безразлично процедил сквозь стиснутые от боли зубы Торговый Судья.

Проклятая нога убьёт его быстрее, чем… Всё остальное.

Всё шло не так. Совсем не так. Ещё и Мурмин в придачу ко всему обиделся за что- то. Он не показывает этого – но Баэльту- то заметно. Он видел быстрые косые взгляды. Видел напряжённо стиснутые кулаки.

Но сейчас не время для разбирательства. Мурмин был его другом почти семнадцать лет. Он может ему довериться сейчас.

- И что у нас в итоге?- поинтересовался Мурмин, подходя к столу.- Торговый Совет, на котором мы не знаем, что говорить, убежавший Фервен и, боги, как же я хочу спать.

- Плевать на Совет,- Баэльт вытянул ногу, однако боль не уменьшилась.- Сначала отправлю стражу в Медный. А потом – на Совет.

- Не лучшее решение.

- Другого не будет, Мурмин. Позови кого- нибудь.

- Ты не Торговый Судья. Это просто рекомендации. У тебя нет права…

- А это имеет значения?

- Нет. Не имеет,- Мурмин вздохнул.- Просто потом ответственными сделают нас. Точнее, тебя.

- Ну, один раз я смерти уже избежал,- Баэльт попытался улыбнуться, но улыбка сама умерла у него на губах.- Ты когда- нибудь был при смерти или что- то вроде?

- Нет,- Мурмин уставился на него странным взглядом.- Не был.

- Это было странно. Наверное, я из тех, кому повезло. Наверняка это больно. А я ничего не почувствовал. Просто «пуф!» – и темнота. И… Покой. Будто бы долго не мог заснуть после беспокойного и тяжёлого дня – а потом…- Баэльт запнулся.- Понимаешь, никаких тревог. Всё так спокойно.

- Будто нету чувств?

- Именно!- Баэльт выпрямился в кресле.- Я… Не помнил ничего. Не чувствовал. Просто сладко и крепко спал.

- Не помнил, значит,- мрачно подытожил Мурмин. Как- то слишком мрачно.

- Я помню, как очнулся. Голос Каэрты. А у меня в голове мысли – знакомый голос. Чей это? А что этот голос делает в моём сне? Почему он меня зовёт? Зачем эта несносная дура пытается меня разбудить, когда я так хорошо сплю?

Баэльт сглотнул.

- Я… Не уверен, что хотел жить. Каэрта радовалась,- Мурмин, кивая, начал рыться среди бумаг на столе.- Эрнест радовался и потирал руки. Начал присылать мне через разных людей всякие книги

- Что за книги?

- Дурацкие книги о законах, торговле и управлении.

- И ты их читал?

- Я лежал два месяца, не поднимаясь,- злость начинала покалывать грудь.- Чем мне, по- твоему, можно было заняться?- он хотел выговориться, и вопросы Мурмина мешали делу.

- Значит, к этому давно всё шло. И всё потому, что Рин пощадил тебя.

- Да. Пощадил. Не добил. Хотя должен был проверить, что я мёртв. Если ещё жив – закончить дело. А он не сделал этого. Как думаешь – почему?- вопрос, над которым Баэльт бился уже долгое- долгое время.

- Почему?- нидринг хмыкнул.- Да потому что тебе повезло. Как обычно.

- Да,- тяжело вздохнул Баэльт.- Просто повезло. Как обычно.

Он со стоном боли поднялся, тяжело опираясь на стол.

Ему было тяжело. И подняться, и вообще всё. Ему было страшно – за себя, за Каэрту, за город. Он нуждался в помощи. Отчаянно нуждается в помощи, совете или, ещё лучше, приказе…

Но он теперь не имеет права показывать это. Никому. Даже Мурмину.

- Ты так никого и не позвал,- сварливо заметил он Мурмину.

- Я был занят,- севшим голосом проговорил нидринг, изучая какую- то бумагу.- Читая переписку Эрнеста и слушая твои сопливые рассуждения.

- Спасибо за поддержку,- Баэльт расслабленно выдохнул – нога перестала болеть, оставляя…

Да. Приятную пустоту.

- А поддержка нам нужна,- голос Мурмина прозвучал потерянно.- Король едет сюда.

- Да. Знаю. Один из планов Эрнеста. Который, похоже, провалился. Король с войском должен был быть тут три дня назад.

- Зачем?!- Мурмин оторопело уставился на Баэльта.

- Ну, он умудрился проиграть три битвы подряд –и теперь отступает. А заодно Эрнест написал ему, предлагая взять обратно Веспрем.

- Отказаться от Торгового Права?!

- Да. Что- то вроде того.

- То есть, ты просто передашь город в руки короля,- подытожил нидринг ледяным тоном. Ох, снова что- то ему не нравится.- Всё, чего так добивались Торговые Судьи до Эрнеста, будет похерено.

- Было бы что херить.

- Ты понимаешь, что будет, если сюда придёт король? Рабочих и бедноту никто больше не будет слушать вовсе. Даже богатые восстанут – им не нужны королевские чиновники над душой.

Раздражение волной прокатилось по сознанию, смывая расслабленность.

- Мурмин, не будет больше рабочих и богатых. Будут горожане. То же касается и бедных.

- У нас отберут даже эту свободу! Тебе будут приказывать – и ты будешь вынужден сделать, потому что приказавший говорит от имени короля! Человека, который каким- то хреном имеет больше власти по праву рождения!- нидринг гневно чеканил слова, глядя в глаза Баэльту.

- Не ты ли убеждал меня в том, что свобода порочна?- Баэльт вздохнул и уселся в кресло. Видя, что Мурмине не торопиться отвечать, он вздохнул и закрыл глаза.

- Я ошибался,- медленно проговорил нидринг.

- Ошибаешься сейчас,- отсёк Баэльт.- Порочна. Порочнее некуда. Мы не доросли до свободы. И не только я так считаю. Эрнест. Фервен, который тоже втихую писал королю. Возможно, даже Малькорн. Король не отпихнёт в сторону такой повод забрать Веспрем обратно. Вопрос лишь в одном – кто пойдёт на плаху, когда король въедет сюда. А он въедет, и сразу же заберёт себе всю эту грёбаную власть. Так пусть её, может, возьмёт тот, кто призван править по зову долга, а не по зову кошелька?